Обновленные перечни объектов, не подлежащих приватизации: госстивидоров отпускают на свободу

В свете принятия нового закона о приватизации упростились подходы к формированию списков объектов (государственных предприятий и пакетов акций), не подлежащих приватизации. В данном контексте нас интересуют предприятия, относящиеся к портовой отрасли.

В целом, если детально сравнивать версии норм старого и нового законов, ничего кардинального относительно государственных стивидорных компаний вы не увидите. Оба закона не содержат критериев, согласно которым у правительства и парламента были бы основания для сохранения текущего status quo. Напомним, что все государственные предприятия-порты (на сегодняшний день уже стивидорные компании) с незапамятных времен находятся в перечне № 1 (запрет на приватизацию и акционирование), а попытки их исключения провалились в парламенте еще в 2015 году. В «перечнях неподлежащих» также находятся сотни других предприятий, которые согласно старому и новому закону о приватизации, должны быть исключены. В то же время Администрация морских портов Украины, как предприятие, которое оперирует стратегическими объектами портовой инфраструктуры (запрещены к приватизации), в «перечень неподлежащих» до сегодняшнего дня попасть не может.

Надежные источники информации подтверждают, что правительство и профильный комитет ВРУ рассматривают возможность вынесения на голосование нового закона по вопросу перечней уже в этом году. Более того, новые редакции «перечней неподлежащих» уже подготовлены, они проходят согласование на уровне министерств и ведомств. Понятное дело, государственных портовых операторов там уже нет, как нет и других интересных предприятий, имеющих отношение к портовой отрасли. И хотя в преддверии выборов этот вопрос приобретает больше не экономический, а политический окрас, что само по себе усложняет задачу объединения голосов 226 «ЗА», будем исходить из фабулы, что закон об утверждении новых списков объектов, не подлежащих приватизации, все же будет принят. Как будут развиваться события в таком случае?

Теоретически, Фонд государственного имущества получает возможность перехода к практической стороне — приватизации имущества госстивидоров, ведь Кабинет министров уже утвердил перечень на приватизацию в 2018-2020 годах, в который заочно попали все тринадцать государственных портовых операторов. Теоретическое допущение здесь упоминается потому, что до реальных мероприятий по приватизации нужны согласованные действия того же Фонда и Министерства инфраструктуры. Последнее должно формально передать Фонду функции по управлению предприятиями, и только после этого у Фонда полностью «развязываются руки».

Стоит упомянуть, что у министерства есть собственная позиция относительно судьбы госстивидоров. Ольвия, Херсон — пионеры в рамках реализации первых портовых концессионных проектов, терминал ро-ро в Черноморске и Южный в этом году стартуют с нуля, и также в направлении концессии. Министр инфраструктуры Владимир Омелян также ранее делал заявления о приоритете концессии относительно всех тринадцати предприятий.

Даже если Фонд получит все юридические основания для начала приватизации, возникает масса вопросов к новой процедуре. Например, готовы ли перед выборами власть и общество, к приватизации Скадовского порта или Усть-Дунайского или еще какого-нибудь малого портового оператора на аукционе PROZORRO без формирования каких-либо условий продажи? Имеются в виду инвестиционные, социальные, экологические и иные условия, которые затрагивают интересы трудового коллектива и местной общины, как минимум.

Возникают также вопросы относительно возможности практического применения нового закона о приватизации (а также его новой подзаконной базы) и статьи 25 Закона Украины «О морских портах в Украине», которая определяет особенности приватизации объектов портовой инфраструктуры. Базовой особенностью является возможность включения в условия продажи объекта большой приватизации права победителя на аренду, технологически связанных с морским терминалом причалов. Даже поверхностное моделирование такой сделки показывает наличие у органа приватизации процедурных несостыковок, которые сведут на нет любую продажу. Органам приватизации нужно держать в голове, что стивидорная компания — это не промышленное предприятие, а сложный имущественный комплекс, функционирование которого зависит от смежной гидротехнической и дорожной инфраструктуры, принадлежащей государству. Поэтому характеристики этой инфраструктуры, а также условия доступа к этой инфраструктуре напрямую связаны со стоимостью стивидорной компании, которая приватизируется.

В этой связи, а также в преддверии приватизации государственных стивидоров, было бы логичным проведение совместных, Фонда госимущества и Министерства инфраструктуры, мероприятий по моделированию приватизационных проектов. Такой подход помог бы выявить слабые места в процедуре, а также сформировать базу для выработки специфических условий продажи.

*****

Андрей Подгайный

управляющий партёр

Статья опубликована 29.08.2018 на сайте Центра транспортных стратегий